Вудсток. Роскошный анализ

 
Главная     Тексты     Лирика     Фото     Звуки     Гостевая
 

Северный: ...этого Крыжопля.
Гриша Бальбер: Аркашя, это же Киев, а не Крыжопль!
Северный: Ничего страшного!

Мероприятие открыл афро-американский бард Ричи Хавенс, известный своим умением играть на электроситаре и петь с вынутыми челюстями. Он показал белым, в большинстве своем леммингам, как потомки рабов умеют кричать слово freedom, словно призывая героиню песенки Беляева "Неплохие люди" Фриду с толстым задом: "Freedom! Freedom!"

Леммингов собралось пресловутые шестьсот тысяч. Одна уборная на тысячу "неплохих людей". Население города Запорожья. Но Костя Беляев в это время находился где-то в Гурзуфе, в обществе пяти куколок под луною августа... Правда, когда на оплаченные леса вскарабкается Джими Хендрикс, "вудсток нэйшн" останется тысяч тридцать, да и те начнут разбредаться, с туманами в кармане, унося духан немытого мира и любви. Обидчивый хроменький Джими крикнет им вослед: "Хотите оставайтесь, хотите нет. Мы только даем настройку, that's all". День нации. Леса, электричество и шестьсот уборных оплатили три молодых еврея - Розенман, Корнфельд, и Ланг, прозванный за кудрявую прическу "сиротка Аня".

Джоан Баэз проклинала капитализм, однако час собственных завываний под одну гитарку оценила в 10000 долларов. Ей дали. На гарнирчики в "Сайгончике". В середине 70-х она припрется в Москву с портфелем собственных дисков. Все уцененные. Из солидарности с героиней "в отказе" Идой Нудель. С обрезанным углом. Но диссиденты будут утверждать, что это сделал КГБ в поисках листовок. Вали все на босса-нову? Любопытным рекомендую послушать ее песню "Наталья Горбаневская", где выделяется слово Куку. Мой экземпляр украшала дарственная надпись: "To Arina Ginsburg. My love, my respect". Жаль, что сердобольная певица не сочинила песню в честь антисоветчика по фамилии Кукобака. Во искупление грехов молодости, ведь рекламу этим отщепенцам делало ЦРУ, с которым Джоан Баэз не хотела делиться доходами. Мир тесен, а кагал еще тесней.

Бывший водопроводчик из Лондона разучил трехлетней давности шлягер битлсов (которых в Америке, мягко говоря, не очень любили), вышел, кое-как спел, обливаясь хипповым потом. Похоже, вся битлолюбивая молодежь съехалась туда, в Вудсток, покричать: "Fuck the rain! Fuck the rain!" А среди толпы мужчина в кафтане прогуливал овцу. "Не ешьте животных - ебите их", гласила надпись на плакате в его руках.

Пятачок Джанис Джоплин поелозил по безгубому ротику Грейс Слик: "Тебя ли я вижу?". Она привезла поросячий блюз, перегруженный переживаниями, как портативные туалеты, которых оказалось мало. Тем не менее, поросенок уединился в одном из них со своим коблом, по имени Пегги Казерта, чтобы стоя по колено в говне пустить по вене героин. А вот Грэйтфул Дэд почему-то осрамились. Наивная Мелани Шафка - веснушки, подбородок, пропела свою "Бьютифул пипл", тоже вроде бы "Неплохие люди", но до беляевской, где Хаим успел написать в вазу, пляшет Лазарь-дурачок и блеет козлом пьяный Мотл ей очень далеко. Кстати, из Ричи Хавенса тоже не получился черный Розенбаум, несмотря на поразительное сходство тембров.

КВНщики "Ша-на-на" вспомнили "старый добрый рок'н'ролл "At the hop" - "на бац-майдане". Первый исполнитель этой песенки Денни Раппопорт всадил зачем-то себе пулю в лоб, уже при Рейгане, который, будучи в те времена губернатором Калифорнии, требовал поставить вне закона тех, кого он считал "преступными анархистами и новоявленными фашистами". Когда я добрый, я очень добрый, но когда я злой, я еще лучше.

Арло Гатри сначала спел про мистера (его отец Вуди, известный марксист и бард-народник страдал хроническим бешенством - кусался), а потом разразился "тренди-брендями": "Америка-мать, Америка-сука! Узнаешь ли ты меня?". Между прочим, этого доброго хиппи обучал ивриту еврейский нацист Кахане, глава Лиги Защиты Евреев. Время-то было какое! На страницах радикальной прессы бурно обсуждался вопрос насчет марихуаны и ермолки. Снимать эту шапочку, когда куришь, или пусть остается. Можно сказать, какая-то "Алиса в кошерной Стране Чудес". Организатор крупнейших рок-концертов Билли Грэм говорил прямо: "Я всегда советуюсь с раввином". Сквозь раскаты психоделического грома, что приветствует "Эру Водолея", явственно слышен кирзовый топот сионистского патруля. Свободы на "Музыкальной ярмарке в Вудстоке" было не больше, чем на конкурсе в Сопоте, или на "Песне-73". Ибо администраторам всех трех мероприятий известно - свобода полезна лишь тогда, когда ее добровольно приносят в дар Власти, кладут на алтарь Иеговы. Бесплатно только птички какают.

Пока таланты лакомились шампанским, которое доставляли вертолетами вместо медикаментов, их зловонные поклонники доходили в санитарных палатках, отведав ЛСД со стрихнином. Внешние данные большей части талантов и поклонников могли обрадовать разве что их ближайших родственников. Шафка, Слик... Понадобится тридцать лет промывки мозгов и ушей, чтобы безрогие потребители не забывали, кто это такие. По-настоящему аристократично прозвучали только The Band, правда они выступали без своего козырного туза. Боб Дилан вот уже второй год не появлялся на люди, избрав местом своего добровольного отшельничества именно город Вудсток. Результатом уединенных размышлений станет посещение Стены Плача и триумфальные гастроли со все теми же верными The Band, прибыль от которых (по слухам три миллиона долларов) бывший пацифист пожертвует так называемой "Армии Обороны Израиля". За что ему дадут двойственное прозвище Ультрасионист.

Во время выступления The Who на сцену вскарабкался Абрам Хоффман и притворяясь дурачком, что-то говорил о черных и белых пантерах немедленной революции и "ребятах, брошенных в тюрьму". О своих связях с Моссад радикальный Эбби промолчал. Пит Тауншенд ударил бундовца по кумполу гитарой, он не знал, что поднимает руку на марионетку ФБР.

Пресса быстренько заговорила об очередном триумфе воли гуманошовинистов, но гораздо хладнокровнее и проще оценили эти сборы в одном из особняков района Russian Hill города Сан-Франциско. "Beware, you, psychodelic vermin, your smug pomposity shall serve you no longer", произнес Антон Шандор Ла Вей за неделю до Вудстока. Смотри у меня, психобыдло, агитируй кого попроще...

Молодость, отданная за три веселых буквы в микрофон: Эф.Ю.Си.Кей. Алё, алё, даю настройку.

Артисты, довольные жизнью и знакомые с гигиеной проведут свой АнтиВудсток. Фестиваль-призрак, без порошков и дурацкой треноги пацифика, а уж без шумихи в печати - так это и подавно. Мерл Хаггард напоет "Oakie from Muskogie", манифест нормального человека, в стиле кантри. Джеймс Бертон подыграет. Элвис позвонит Бертону из Мемфиса в Лос-Анджелос и сообщит о своем решении вернуться на эстраду. Не крикливое благородное искусство будет развиваться своим чередом, в стороне от наспех сорванных оваций и парнуса. В каком-то смысле, через фестиваль в Вудстоке, страшненькие и неказистые по всему миру получили сигнал: "Наше время". Это был своего рода "Триумф воли" инвалидов, воплощающих обратную сторону нацистского кретинизма. Каждому - свое, особенно когда заболевание ОБЩЕЕ.

Но главный АнтиВудсток происходил там, где понятия не имели о том, что творится на ферме какого-то Ясгура. Денди беляевского толка давали настройку в кафе на пригорке, на пляжах ЮБК, где сверкали Костины очки, и белела щегольская кепи Игоря Эренбурга!

Разумеется, вопрос вкуса, решать, что вам ближе, где ваши good vibrations, и что, собственно говоря, есть good. На что настраиваться...Turn on, tune in, и так далее.

Событие всегда остается там, где его место. Позади. Мусор за спиною дурака. Сектанты на вещевом рынке. Лучше всего атмосфера Вудстока сохранилась в арендованных проповедниками дворцах культуры. Но туда ходят люди попроще. Многие пацифисты закодировались. Кантри Джо уже не матерится. Общественным транспортом не пользуется (hitch hike, darling), а это помогает забывать, что ты никому не нужен. В наши дни за такси не платят уже и мошенники евразийского типа, заговаривают зубы водителю не хуже опытных хиппи. Молчаливое большинство равнодушных к несправедливости - питательная среда всех больших певцов. Воспетое Галичем "несбывшееся" - это как раз то, что далеко от понимания капризных несмышленышей. Дистанция сокращается, и оно начинает сбываться, утрачивая магический шарм.

Что породила "Эра водолея" - часы с кукушкой и "Антропологию". Вряд ли в маринаде безвкусия потонул бы истинный талант. Не стоит отыскивать в банках с заспиртованными уродцами загубленных артистов более консервативного направления. В чучелке босоногой жидовочки, которая злобно сверкая бисерным глазом поет хипповые песни, не зашита скрытая Барбра Страйзенд. Говорят "каждому - свое", но даже "свои" не обязаны хвалить "каждое". Подумаешь, Дин Мартин "не мылил петли в Елабуге". Вон радикалы вообще плохо моются. Важно кого из них слушать можно.

Отсутствие зияния, разреза, того, что называли generation gap, пожалуй, основное различие между поколением тех лет и нынешним. Взрослые с пониманием проктолога относятся к интересам своего потомства. Папа любит Джона, мама любит Джона, беби любит Джона. С такими можно творить что угодно. Но есть и второе отличие - советский подросток времен Вудстока обладал неведомой покорным тинейджерам Запада свободой. От процентной паутины. По тоскливому саунду "оттуда" ясно, что там никто не подозревал о ее существовании. Теперь она тоже позади. Но и там ничего нет. Кроме разве что хвостика из волос, скрывающего собачий сфинктер на затылке.

От музыки остаются одни рецензии. Это когда, не умея писать, рекомендуют неумеющих играть неумеющим читать. На фестивале побывали все - по крайней мере, такой у них вид. Не каждый успел покакать под звуки Canned Heat. Но в каждой кучке есть что-то от той эпохи.

А тех, кого сумели угробить, обычно узнают из рассказов тех, кого угробить не удалось. Верят им на слово. Если растет число ветеранов СС, почему не может увеличиваться число "неплохих людей", посетивших "An Aquarian Exposition"? Хендрикс - хороший, Гитлер - плохой. Но у обоих есть свои поклонники. А кого-то не любит вообще никто. Все больше программистов пробуют ЛСД, чтобы твердо вызнать, в чем Адольф был прав, в чем заблуждался. Поэтесса Сруль перековала обгорелую ложку в железный крест и вышивает по клубам со свастикой не шее. Молодой Игги Поп на фото работы Джоэля Бродского красовался в таком виде тридцать два года назад! Да, смерть, твердит какаду, жаль, что шею моет Срулик только раз в году.

Между прочим, официальный орган ВЦСПС, газета "Труд" оплакивала Джанис Джоплин, как члена политбюро. Weirder. Все побывали там. Интересно только узнать, где в это время находились остальные? Weirdest. Вот именно, меня всегда волновало, где все остальные? Что смотрят, что слушают? Помните, у Северного: "Как водичка, как температурка?"

Лицо поколения, чье детство отняла перестройка (какое детство, когда через черный ход, точно Сахарова в Горьком, их закармливали русским роком), а молодость угробила консервативная революция, выражает недоверие. Недоверие к самим себе. Умер - перечитывают. Переиздали - слухают. Потом плетутся домой, как студень, в небе ни одной звезды... В действительности мало интересного. И кто наглее и наблюдательней, отмахиваются от назойливых психоделических мух, когда в "Опасных гастролях" Юнгвальда большевики-эмигранты слушают, кого бы вы думали? Энрико Масиаса! А в картине "Взорванный ад" курсант гитлеровской разведшколы, сидя в кабаке, листает, ладно бы "Протоколы сионских мудрецов"... "Плейбой"!!! Мы хотели бы видеть во власти иллюзий менопаузную молодежь, но у власти над воображением - только себя.

"Историкам придется считаться с Вудстоком" - предрекал либеральный колумнист Макс Лернер. Пожалуйста, хоть три ведра. Нам важней помнить когда, и по чьей вине "На Дерибасовской случилася холера".

На главную страницу