Чарльз Мэнсон - песня, жизнь, борьба

 
Главная     Тексты     Лирика     Фото     Звуки     Гостевая
 

Не зови меня! Не зови меня...
Не зови, я и так приду.

Галич

Чарльз Мэнсон родился 11-го ноября 1934 года. Его родители не ездили в загранкомандировки за икрой и матрёшками, не целовали евреев-отказников в посольстве США. Таких детей не пускают в хорошие дома, за океаном тоже. В хороших домах хрупкие стёкла. Хрупкую красоту частной собственности охраняет воронёная сталь и медные лбы ZOG-zombie.

Такие, как Мэнсон, всегда должники, угловые жильцы и пасынки в "доме отца моего". Таких, как Мэнсон туда не зовут. Но когда мир истребляемых, во имя доллара зверей и растений взывает о возмездии, только такие, как Чарльз Мэнсон, приходят на его бессловесный зов.

Март 67-го. Мэнсон выходит из тюрьмы, где провёл две трети прожитой жизни. Он выходит на волю в возрасте Остапа Бендера. Вокруг - самый угар психоделического НЭПа. Дочери показывают то, что матери прячут и ценят. НЭП - это песни, "купите бублички" и т.д. Песни Мэнсона зовут в поход. В каньон Дьявола. В дьявольский люк. Песни Мэнсона слышит музыкальная знать. Но не совесть, а зависть не даёт им покоя. Подпорченные рокмэны, затаив ужас (они чувствуют, кто перед ними, ужасающую мощь таланта) воротят рыло, обещают помочь, но, в конце концов, возвращаются в полускотское состояние лабухов-чувачков. Не наш человек. Маме не понравился.

Однако Анжела Лансбери доверяет Мэнсону свою малолетнюю дочь Диди. Эта странная актриса возникла на экране, как Сибилла Уэйн, в "Портрете Дориана Грея", потом, как безжалостный резидент, в к/ф "Манчжурский кандидат", по сей день жива и здорова, внешне не меняется уже лет сорок, тоже самое можно сказать и про Мэнсона, кстати. Для нас он всегда останется диким человеком пустыни со своей молодёжью, гитарой, ручным вороном, по прозвищу Чорт. Он - как блатной напев из транзистора, навеваемый днепровским ветерком. От Хортицы до подобных мест - рукой подать - и наоборот. Поэтому, когда мы посылаем ему привет, так и происходит.

С теми, кому нечего терять, можно договориться. Его борьба доказывает, что users of loosers далеко не так всесильны, как уверяют, запугивая себя и других конспирологи. Он стоит на стороне жизни. Не людишек. Жизни как таковой. Без частной собственности, карьеры и разрешения на выезд. Жизни, право на которую имеют розовый фламинго и сумчатый дьявол. Пусть это будет планета обезьян, планета змей и филинов, только не мёртвый банкирский дом Нусингенов. Смерть клиентуре.

Судьба несчастной Шарон Тейт даёт знать - свинский порядок уязвим. В каждой твердыне имеется критическая точка. Straight Satan бросает (на кого Бог пошлёт) через плечо зажигалку - и Храм Доктора Хрю взлетает на воздух. Мэнсон - Александр Матросов Магического Джихада. Он подавил огневую точку Соединённых Смрадов. Удар, ещё удар. Система на несколько секунд в шок...… Но никто не поднялся в атаку за его спиной.

И это моя свобода - нужны ли слова ясней
И это моя забота, как мне поладить с ней?

"Убей меня" - написано на лбу рекламирующего мацу малыша, "убей меня" - несёт из подмышек поющего дурака, "убей меня" - handjive больших пальцев морской свинки считающей выручку, "убей меня" - откинув чёлку на лбу белого кролика с ракеткой в руках.

Триумф людоводства - злокачественная жиропа. Общество помнит, что его задача оберегать неполноценных и преследовать здоровых. Пусть рыхлый и дряблый "Спас в силах" в сандаликах, на покрышках dunlop уверенно несёт свою тушку, прогнивая себе жизненное пространство.

Нет "еврейского", "женского", и прочих вопросов. Есть один вопрос - "человеческий". И решение у него одно - расплата за вырубленные лесы, за отравленные реки, за смрад из выхлопной трубы, всунутой в жопу советника вице-спикера, за попустительство неполноценному отродью эволюций, за потворство капризам жадного жирняя.

Своим вызовом Системе Мэнсон зажёг Олимпийский огонь истины и свободы - победит сильнейший. Освобождение планеты от человеческой инфекции невозможно без освобождения от химер, какими бы полезными они не казались. Время, деньги - костыли венецианского купца. Ты - мертвец, напоминает Мэнсон - вот и хорони себя сам.

66 лет Борьбы против предателей, лжецов и глупцов. В недавней книжонке про Мэнсона, автор (в прошлом поп) не скупится на эвфемизмы типа "знак, известный по второй мировой войне" - как видно, не одних пациентов сионистского острова доктора Моро пугают геометрические фигуры. Спектр ужасного вспыхивает яркими красками. Павлин Холокоста набрасывает тень на курорты и корты. No sense makes sense. Праведники уморились на воле (пока Мэнсон сидит за - ум, волю, талант - вот ответ на вопрос "в чём его вина?") - усталость их понятна. Строят сразу две дачи - одну в Беверли-Хиллз под Москвой, вторую - на небе. Из кирпичей от строительства тюрьмы, откуда смеётся над ними свободный, самый ненавистный, самый обыкновенный человек.

"I found a hole in the desert that goes down into a river that runs north underground, and I call it a bottomless pit because where could a river be going north underground? You could even put a boato it. So I covered it up and hid it. I called it... The Devil hole.

Безмозглая мощь спрашивает у хитрой немощи от каких врагов её защитить. Женщины судят мужчин и назначают им вышки. Мамины кисы, считает Мэнсон, живут "женским" умом (in a woman’s thought) - постменопаузная сорока-воровка с рожицей лейтенанта Коломбо индоктринирует своего котика, как стричь купоны, как управлять миром. По их мнению - Мэнсон - неудача. Лучше бы его не было, лучше провонять всю планету ладаном, выхлопными газами и "Оne man show". Подарить святому семейству бессмертного пуделя. Начинать каждую проповедь словами: говорила моя мама.

Что за дача, вот те удача! По их мнению успех - это оплачивать срамные кляпы своей козлихи, так, чтобы оставалось на кетчуп и чипсы.

"А как наши судьбы как будто похожи..."

Меня издавна поражало еретическое родство двух антиподов - Мэнсона и Галича. Ненависть обоих к "гадам-физикам", понимание "автоматного столетия" "где и тени живут в тени", как запрограммированной на самоуничтожение игрушки слабоумных стариков. Готовность дать отпор прогрессу и современности - "в этом доме не бренчать моде, в этом доме не греметь джазам". Now it’s the pigs’turn to go upon the cross. Оба героически сохранили верность неправильно понятой, недоступной пониманию стукачей перманентного правительства, своей правоте.

Смелые параллели подобны рукам, протянутым из тьмы веков - с лишённым реальной власти нельзя договориться - им нечего терять. Объединить необъединимое в единый карающий меч - и есть выиграть битву за Несбывшееся. Если ты достоин услышать его Зов.

Если бы убийства не прекратились, если бы шквал террора прокатился по смрадам, как гастроли какой-нибудь звезды. Если бы кровавый "Аншлаг! Аншлаг" пробудил дьявольский голод в животах дремлющих на дне пропасти монстров - шок, паралич и неминуемая гибель смертоносного урода США (а следом его любимцев) была бы гарантирована. Как говорится, "Америка давно была бы социалистическая, если бы этот мудак Кеннеди, и не этот пидорас Хрущёв".

Роберт Арк. Сосин

На главную страницу