Сэр Макитра

 
Главная     Тексты     Лирика     Фото     Звуки     Гостевая
 

Чтобы не показалось будто я машу кулаками после драки, стоит напомнить, что в нашей борьбе ни время, ни число не имеют значения. Тем более, вещи, изложенные ниже, имеют интерес и без недавнего концерта на Красной площади, который все равно ещё очень долго будут вспоминать восторженные дегенераты.

Денщики полковника, как всегда, рассказали его благородию не те анекдоты, и он назвал Макашку "глотком свободы". Где? Надо понимать, у нас на Родине - презренной тюрьме известно каких народов. Когда мне было 15 лет, я пил за столиком в запорожском "Интуристе" ледяную столичную, которую ежедневно возили самолетом из самой Москвы! Для бездельников как я, и гораздо хуже. В 73-м году из всех киосков смотрел цветной Маккартни с обложки журнала "Кругозор", где опубликовали одну из его самых глупых песен "Дайте Ирландию Ирландцам". Тиражом 500000 экземпляров. Так что за "глотком свободы" не надо было далеко ходить. Вот - гастроном. Вот - ресторан. Времени навалом. Разбогатеть труднее, чем пристраститься к героину - это ли не свобода, прежде всего от позора? Впрочем, смотря что глотать. Пластинки с другими песнями Макки выходили ещё большими тиражами, и стоили копейки. В 1976 году был официально издан "Бэд он зэ ран", его лучший альбом (правда без одиозной "хей-гоп"). И наконец, при Горбачеве, сборник набивших оскомину рок'н'роллов "Back in USSR" был целиком эксклюзивно напечатан в податливом СССР. Как от него тогда плевались! Ни голоса, ни вида... Да ни хера! - сказал бы покойный Сичкин. Официанты в кабаках с трудом всаживали эту халтуру олухам-туристам. Оказалось, что "сэр Пол", которого комсомольская пресса изображала всемирным любимцем, в общем-то, мало кому нужен. Не знаю, стал ли кто-то из тех халдеев богаче, благодаря перепетым рок'н'ролльчикам, зато вот банкир, с губой, отвисшей до пят, как пневмоматрац, уверяет, будто Макашкина музыка помогла ребятам его поколения освоить большой бизнес. Как, например: "спиздил-перепродал" и т.д.

Я помню эту губу на пластиночной толкучке, с пачкой пофаканных рекордов под мышкой: "Командир, домажь пятерочку". В словах губошлепа есть доля правды, советская дуржуазия всегда считала битла-левшу своим человеком. И дело тут не во вздорном суеверии, будто "иудаизм передается половым путем", а скорее, в какой-то конфетной мягкости Сэра Пола. Такой не скажет о себе: "Про меня говорят, что я сволочь, что я хитрый и злой черкес". Молодёжные издания, традиционно под контролем секс-меньшинств, подогревали интерес к "сольной карьере" битлов, из года в год печатая сусальные интервью и холуйские рецензии. Нежные "ровесники" - родители нынешних лемуров гламура, обсасывали эти публикации до самого климакса, а он, между прочим, поражает их организмы на десять лет раньше, то есть лет в 37.

А что же могли запомнить у Макки мы, рядовые граждане? Пару песен, не больше. И разумеется, не "Mull of Kentyre", где дудят в бараньи яйца, а что-нибудь попроще. Пожалуй, кроме "Monkberry Moon Delight" и "Miss Vanderbilt" и нет ничего. В народе их знают, как "Медовый месяц" и "Хоп-хей-хоп". В ресторане тысячу лет не заказывают. Да и сам Маккартни, по-моему, ни ту, ни другую ни разу со сцены не пел. Остаются битловские песни-малютки, те, что гибнут, превращаются в грустных, прокаженных уродцев, если их пробует воспроизвести старая глотка, пускай даже это глотка автора. Тем не менее, билет на дедушку стоил, как выкуп за дочку ларечника - 1500$. Этих денег хватит, чтобы собрать коллекцию любой музыки и наслаждаться ею в своем логове, не рискуя отдавить губу тапиру-банкиру. Но нет! Идут без тени сомнения, на партсобрания так не ходили. И никто не рассказывает анекдотов про одноногую клячу. К советской власти, когда ей стукнуло 60, относились не так трепетно, как к этому левому "сэру". Вот уже лет тридцать сэр Макитра сочиняет совсем невыразительные альбомы, где трудно запомнить что-либо, кроме вторичных баллад.

"Слащавой рожицы тебе хватит от силы на пару лет, но скоро они поймут, что ты выдохся", - злословил Джон Леннон, как всегда, мимо. Лажовые боги и божки по-прежнему популярнее, чем крепкий биг-бит. Биг-бит лежит мертвым грузом, зато иконы хапают, - в каждом святом есть что-то от сэра Макитры. Рожица сморщилась, но обещанная пара лет растянулась, как губа банкира лет на 300. Пришли чины и звания. На какашках зрелых вождей и фюреров созрели президенты-подростки в кимоно и мини-юбках. Таланты и полковники.

Нелишне напомнить, что обладатель слащавого личика, наряду с Аленом Делоном, являлся неофициальной иконой советских педерастов. Это объясняет долгую, пылкую любовь к Макке некоторых дядей. Ладно бы к музыке, нет - к Полу, как таковому. Недаром Маккартни подыграл покойному Аллену Гинзбергу на диске, где семидесятилетний еврей, стоя одной ногой в могиле, буквально орет: "Выеби меня в жопу!" Как пожелаем, так и сделаем. Такие творческие союзы не распадаются. Аллен Гинзберг может позволить себе любого басиста.

Похоронив жену-иудейку, Макка взял в жены чувиху на протезе. Вот увидите - скоро они и здесь начнут отрывать мисс мухам лишние лапки. "Тут и премия дается и не надо сапога", - поется в русской частушке, той, что остроумнее всех текстов Битлз. Жить с даунами - это у здешних стариков давно модно, теперь ещё придется скоблить одноногих.

И ещё по поводу "свободы". Маккартни сидел, правда недолго, во вполне демократической Японии. За контрабанду наркотиков. Легких. Плебейских. Травка - утешение сопливых студентов. Вина музыканта была очевидна, но вмешалась масонская закулиса, и японцы простили басисту его слабость. Там, где власть снисходительна к слабостям творческих людей, ищите масонов. Почему-то об этом аресте ни разу не вспомнили накануне визита старого жука в прогнившие от наркотиков края.

Когда-то свирепые израилиты не пустили "жуков-долбильщиков" на Святую землю, тоже, между прочим, не квасом политую. Дело не моё, но по-моему им точно нечего было делать в Израиле. Банкиры-тапиры, наверстывая упущенное, смогли уговорить старика. Так при Сталине раскручивали другого Поля - Робсона, басистого негра, тоже женатого на еврейке. Интересно, выпустил бы этого английского агента отсюда живым Отец Иосиф? Битлз остаются для слабоумного потомства кремлевских лекарей и шептунов тем, чем был для их дедов Поль Робсон - иностранный артист. Вот они и заманили деда. "Тебя ж не Тонька завлекла губами мокрыми, а что папы у её топтун под окнами..."

Столица их родины (пора ее переименовывать в Климакс-сити) давно манит стаю жужжащих мух, словно мертвец на пляже. Как быстро все они слиплись, схрюкались, на её раздвинутых холмах: троцкисты, фалангисты, мисс Грудь, сэр Пол, педерасты, растаманы и революционеры. Симбиоз этот, похоже, надолго. Режим, позволяющий явным идиотам распоряжаться огромными суммами по своему усмотрению, не мог отказать сэру Макитре. Все-таки лорд... А мы кто? Рядовые топтуны да холуи с секретаршами. Так, "сёстры его дворецкого".

В адрес лордов такого сорта не лез за словом в карман Алистер Кроули: "Когда выкресты и клоуны прут к столу, опережая джентльменов, последним предпочтительнее выйти вон"*. Кроули один из тех, кому посчастливилось не увидеть, чем завершилась его революция, ибо все революции XX-го века в конечном итоге легли навозом на клумбу капитализма. Старая Муха (не она первая) приземлилась на кремлевскую кучу. Бараны достали зажигалки и прослезились.

* - "When renegade Jews and Clowns walk into dinner before gentlemen, the latter may to go without".

Султан Костюмов

На главную страницу