Почему я не люблю дельфинов или Merry Climax, умные люди

 
Главная     Тексты     Лирика     Фото     Звуки     Гостевая
 

Год прошел как сон пустой, и умные люди нами не довольны. Еще не разорены, но разочарованы. Умных людей не устраивает все, кроме второго тоста за их родителей; им Чорт знает какая моча в голову ударит, а мы обязаны содрогаться. Некоторые умные люди настаивают, чтобы ступеней к унитазу было несколько, другие настаивают на дубовой коре, и все умные люди настаивают на трепетном отношении к вассеркопфам. Поют "We Love you, Beatles" водноголовой образине, важно ковыляющей по песочнице, которую брезгливо обходят стороной даже крысы и тараканы, равнодушные к трагедиям людишек и свободные от еврохимер, единственные существа, которых никогда не примут в НАТО. Оно там бродит в ожидании газов и заказов - уйдите, дети, пускай больной водяник поиграет. Прошу вас, Брильянта Геноцидовна... А здоровые отроки, вместо того, чтобы избавить природу от прожорливого калеки, суеверно пятятся в сумерки подъездов. Будто не знают, чем питается эта паразитическая ветвь. Водяник выживет, подрастет, поблагодарит за уступчивость... Птенец-жиропа в гнездовье выродившихся орлов.

Послушать умных людей - змеи обязаны разоружаться и добровольно сдавать яд на лечебные снадобья для нашего с вами любимца. А съеденным и растерзанным надо ставить памятники на местах боевой славы тех, кто не был так брезглив, как мы - терзал и пожирал. И на груди его светилась медаль за город Будапешт.

Именно так и происходит, только Империю Зла наследуют не умные люди (Merry Climax, говорим мы им), а те, кого ее древнейшие стихии признают полезными в радостный час взаимного пробуждения тех, кому достало сил пробудить друг друга. В неминуемый час окончательного решения. Под черным Солнцем Волчьей свободы. А пока - уйдите из песочника, пускай там поиграет больной мальчик.

Шарма в водянике не больше, чем в пережившей Анну Франкенштейн, бабушке Мадлен. И столько же стремления мозолить глаза и уши. Ведь каждый больной мальчик похож на свою больную в прошлом девочку. Это здоровые дети распустили их, соблазненные надеждой залезть в сырой карман, пока больная образина храпит. И с туманами в кармане я в Россию подался... Под серф-гитару кассовых автоматов.

Знойный ариец - мечта сруликантропа. Им, как пел, и неплохо пел Лещ, "не жить друг бэз друга". За резкостью суждений - слабое сердце, пустые мошонки лавочника, бабий капризный максимализм. Кадыки и седины - разве они не братья и сестры, не дети Адольфа и Евы; разве можно быть таким злым?!

Бросается в глаза отсутствие фюрера (трон Люцифера пуст; его перевезли из подвала на дачу) - ацефалы боятся ответственности. There is no Law beyond, "береженого Бог бережет".

"Одного целуешь, а меня - кусаешь", - иногда полезно вспомнить Мишу Водяного и "Свадьбу в Малиновке", ведь мифология ГУЛАГа и холокоста основана на эротических фантазиях садо-мазо.

Собственно, откуда пошли разговоры про именно дальнюю прародину во льдах или под пальмами? Всё из одной наволочки, из переживаний "муди гайз", которым вечно плохо здесь и сейчас - "жлобство обрыдло". Алия, абсолют, факела, мечи и каски - всё из одного папье-маше, а папье-маше из одного... п-с-с-с... тюбика.

Уважайте тех, с кого Лучо Фульчи делал героев своих картин. Не отвергайте фронтовую дружбу чудовищ. Зрение определяет чутье. Берите пример с черных кошек и собак, им все равно кого пожирать - Зога или Наци, оба примелькались, как складка на супружьей заднице.

Вертит жирным задом Фрея:

Я маленькая девочка, танцую и пою,
Я Кроули не видела, но я его люблю.

Последнее время стало модно, словно клеш, ненавидеть Америку. Но вы сперва поинтересуйтесь, как выглядят те, кто вроде бы ненавидят. Может быть, вы их раньше возненавидите. "И жену его, и сынка его, и старуху-мать, чтоб молчала блядь" - Галич всегда кстати.

Лучшее, что было в истории двуногих скотов - Советский Союз - предали не костогрызы в бейсболках, не бивисы и батхеды, к которым так любят придираться, а местные, кому в паспорт гуманная власть забыла вписать "дурак и сволочь". Видали фильм "Кошмары Нюрнбергского замка"? Вылезший из могилы барон фон Кляйст знает, что делать с теми, кто арендовал помещение рядом с его камерой пыток... Но это, конечно, кино, нормальные бароны обычно не возражают. Даже у грузинов куннилингус карается изгнанием, лишением родины. У нас "по этим дням - полстраны сидит в кабаках". Или на абсолютной даче.

"Слюнявый, стриженый дурачок в женской рубахе, похожий на чучело, ковыляет на встречу, пучит глаза дурней барана", - недосягаемый русский мизантроп Иван Бунин взял и выдал в начале века "полароид" поколения made in 70’s. Такому гению всё "экривэн моди" - полупроклятые полупоэты носки стирать не достойны. Контркультура не стоит одного взгляда Игоря Горбачева, великого артиста и великого патриота. Он умер незаметно, потому что нац-мыши были заняты важным перформансом, "пучили глаза дурней барана", выгрызая немецкий крест из головы подзалупного сыра. Что им советские гении, если "нувель друат" про них не знает. Пора забывать языки. Полиглотство позорит. Как вспомнишь, чем щеголял, кому подражал - сквозь землю провалиться!

Основная черта "ковыляющих навстречу" - отсутствие благодарного внимания к заслуженным именам, глухота к советам, неспособность с почтением, тщательно просматривать и прослушивать старый материал. Слуга в барина. Главное - мы. Главное - нам. Пусть пропадет и сотрясется, лишь бы только в каком угодно хлеву, на какой угодно помойке распевать свои стихи и лекции, облизываясь от самообожания. Как старухи на телефоне. Если бы кто-то из них продюсировал Элвиса, рок-н-ролл выходил бы в печатном виде, а обложку рисовал бы ответственный редактор. Way down.

Сумел воспитать кадры - гордись. Есть у тебя "мышь" - "мыши" ты и стоишь. Вспоминать "портвейнгеноссе" нечего - дивизия СС прошла мимо, а с нею и жизнь. Родные стихии ими либо брезгали, либо хладнокровно потешались. Действительность с её привычной новизною, радостями и азартом плавала рыбкой по дну, по-змеиному скользила в траве, парила в небе недосягаемым ястребом, готовым вдобавок выклевать очи... От этого все их потуги устремлены в растущее (как пузо и возраст), точно прореха на комбинэ, будущее. Где якобы никто не знает про их скопческое прошлое? Знают, полупочтенные, знают. Весь подробняк.

Даже оборудованная Дядей Сэмом (а вы уверены, что это дядя?) спецзолотарня под пальмами слишком небезопасна для них - привыкших прятать под волосами изъяны - как глупышки на любительских ню 70-х годов. Идеальная резервация - пидернет. Виртуальная обиженка. Там еще долго будут натужно расхваливать американское профессорьё: Тимоти Лири, Роберт Уильсон. Что такого они написали? Может "На Дерибасовской случилася холера" или "Чудный лес под солнцем зреет"? Пусть глотают свои порошки сами. По рецепту докторишки Готфрида Бэна. У нас есть Бен Беницианов. Нам достаточно... Причем цитируют стандартный набор туманных фраз. Это еще в среде хиппи было модно пижонить, бормотать по-иностранному. Так это многозначительно: "Let. It. Be."

Нам, о дети родовитых, незачем тратить драгоценное время на этих Тимоти, когда в литературе есть Барков и Энтелис, Игорь Кобзев и Кинэсса, на эстраде Шеваловский и Шандриков, в кинематографе - Суламифь Цыбульник, А.Синько ("Страх"!), ранний Юнгвальд, Бобровский - выпить за всех по рюмахе - огурцов не хватит! Опустим на банкетный зал романтического патриотизма железный занавес, и ни пяди родных блюд угрюмым тупицам в искусственном мехе. Бог подаст. А это - закуски деликатесной группы.

Психические юноши выглядят неважно. С ними что-то вроде психоделического обморока, да? Отражаются в воспаленных глазах матерей и невест, как беляки. Причем не понять - кто мать, а кто невеста. Посадили зрение, постигая руны.

Капитанские дочки кормят грудью обрезанных борзых. Что делать потомственным полицаям в "странах Балтии", величиною с несколько капель мочи из первого лимоновского романа (сцена с галерейщиком), как не мстить сердобольным ветеранам НКВД. Все хотели быть Героями Великой Отечественной, но кто-то должен быть и Ужасом. Кем-то должны пугать деток-полицайчиков.

Когда арийская хуторская макака отрывает голову жертве холокоста - это трагедия. Для того, кому отрывают. Но когда мальчик бальзаковского возраста сорок лет фехтует со своей мамой щеткою для взбивания крэма, это - скучная история. Старая сволочь из дивизии "Мертвая головка" тут ни причем. Они сражались за частную собственность - наследие предков. За чашу! А тем, в чьих руках однажды оказалась их собачья жизнь, стоит сурово напомнить: "Сами не знаете, чего хотите!"

Лучше всего выбросить к Гороу все ритуальные сосуды, прекратить резню баранов и жертвенный убой других бессловесных друзей. Пора предоставить четвероногим и пресмыкающимся равные возможности для истребления людишек.

Вы видели тигра на тренажере? Змею в салоне красоты? Как насчет глубоко верующего скорпиона? Или ворону, покупающую компакты у свиньи?

Если зверь не может лишать жизни, её отнимут у него те, кого он не съел. Вот почему я не люблю дельфинов, съедобные грибы и китайского медведя панду.

Когда ненависть безрезультатна, она перерождается в суеверный трепет перед теми, кто сумел её внушить. Страх - первое испытанное людишками чувство. Любопытно узнать, перед кем? Как выглядел незнакомец? И как, як шо шо майбуть, с ним связаться?..

Valpurgis Nacht, 2000 E.V.

На главную страницу