Похоронное (Смерть певицы)

 
Главная     Тексты     Лирика     Фото     Звуки     Гостевая
 

Москва прощается с Маслиной,
Все, кого вонью обдала,
Склоняются над ней с молитвой.
Подносят к роту зеркала.
Ну изрыгни, ну подыши.
Мы все твои... малыши.
Тебе верны и не нужны
С тобою был мы нежны
А ты была жестока.
Рубцы на жопе и души.
Плюнь в морду нам из гроба.
Ну, как такую не воспеть, ну как такую не оплакать
Как не обнюхать, не сопеть, на загнивающую мякоть.
Она застыла и ледит, а кажется - дрожит, вертится.
И кто к груди ее прижат,
Успеет классно подкоптиться.
Над гробом зной, во гробе жар
Дыша лавандой и капустой
Юнец покойницу прижал
К свое груди загнившим бюстом.
У мамы сиси послабей, у теть из яркого журнала
Таких не видел. Голубей
Ему покойница послала.
А Че Гевара спереди,
Словно укушенный червями.
Толкует, мол, необходим
Юнцам контакт с прекрасной дами.
Рыдай, борец, юнец, скорби.
Она твоя, но без дыхания.
Смотри, не соскреби
Налет гниения лобзанием.
Гроб покачнулся и затих,
Юнцы осунулись, завыли.
Покойница должна придти,
Если она одна из них,
Не испражняться ж ей в могиле!
Должна бежать, должна найти
Другим помеченные бревна.
И лапой сизою скрести
Траву, где лягут ее говна.
Лежит в гробу ее остаток
И разлагается придаток.
Светловолосый недовесок
Над тлением тронутой невестой
Раскачивается и бормочет,
Словно больной кошерный кочет.
А сиплый дед - директор морга,
Терзаемый обилием лет,
Глядит на Королеву торга (зорко)
Словно кикимор из дупле.
Ее хотят, к ней лезут, рвутся,
А ты, бессмертный, позабыт.
От зависти какашки гнутся.
Вздувая зоб, теряя стыд.
Старик, распятье теребит.
Он не осетр - в крещенье Петр.
Он православный человек.
В его желудочных болотах
Медовый месяц у червей.
Он улыбается древесно
Кикиморою из дупла.
Во гробовом корсете тесно.
От уст покойницы невесты
Не запотели зеркала.
Он ждет, когда уйдут подростки,
Потом повяжет черный бант,
И упадут дрянные сгустки
На костяной пергамент лба.

22.06.03

На главную страницу