Новые стихи (2005-2006)

 
Главная     Тексты     Лирика     Фото     Звуки     Гостевая
 

Зустрiч (Жарт)

Анджелою Дэвис, словно иностранец,
Подрывной муляки коммивояжер
Прет до Украины Алла Дагестанец.
Там ее чекае сивый сперможёр.

Заживаются хиппи - и куда ты не плюнь:
Что ни "лунь" - то алхимик,
Что ни тантрик - то лунь.

Поэзо-шахидка Алла Дагестанец
Прилетела в Киев, точно мессершмит
По аэродрому катится, как дома.
Будто проплывает, а не семенит
Храбрая пердушка на аэроподушке.
Рядом с туалетом лунь стоит с букетом,
Лунь седой стоит.

По-казачьи свесив заячии вуха
Слухают шахидку дяденьки-юнцы:
Мисима Япончик, Тухленький Лимончик...
Все про революцию травят пиздунцi.

Лет пятнадцать висит календарь с мужичками.
Только клоуны ноют: Иное! Иное!
И лорнируют список героических лиц.
Сами себя награждают значками.
Не успели подохнуть - уже хрондукфильма готова.
На таких бы махнул рукой Айзеншпиц -
Не смогли приготовить приличного плова
Кулинары из книжек угрюмых тупиц.

Онучей готической
От голенища разит
Выложил пищу
Корчмарь-паразит.
Беда с этим Киевом
Нажарил Корчмар
Котлет - Бабий Яр, каберне писсуар
И бегает с фотиком пед-газетяр.

Дагестанец на вопросы: Верте мне, люди!
Я не так воняю!
Меня оклеветали, Фюрер им судья!
Что?! Не верите? - Iсh Klage an!
Я обвиняю!
На подоле каркает стая воронья.
Я из каски кушала паштет по-нибелунгски!
Мордою, пожалуйста, можно обозват -
Львовской, кишиневской, только не "жидовской".
Арианизирована - вам говорат!

Эх, Мисима Япончик, Дедушка Лимончик...
Обновить ассортимент не пора бы?
Плюс арабы, арабы, арабы -
Словно жарят в общаге кускус,
А продажные местные жабы
Им залупу за джинсы кус-кус.

Свесив вуха-вусы
Дядечки в восторге
Пляшут вокруг Аллы "казачка".
В ихнем книготорге
Давали БерроУза,
Кроули у перекладi жида-гайдука.
Алла Дагестанец тут в своей посуде,
Делает овечьи, дивчина, глаза.
Здесь никто не скажет: Обнаглела, юдэ?
Голос предков не твердит: Нажми на тормоза.

А когда усатые зайчики-петрушки
Почали буклетики для пiдпису сувать
Поэзо-шахидка на аэроподушке
И сама вже готова заспiвать:

"Ой, мамцю моя!
Яка ж я багата!
Повна пазуха цыцёк,
Тай та волохата"!

Отлетая, Алла щедро окатила
Сцяные майданы мiсячным борщом.
Где-то на Подоле гукнуло: Хелло, Долли!
Кугуты в экстазе. Прилетай еще!

6 августа 2006

 
A Woman Left Lonely

На Венере седеют меха.
Жизнь кипит - далека, как на Марсе.
Лифт ползет, и скрипит как сухарь,
Вертикально скользит катафалк,
Мертвым глазом сверлит Питер Фальк,
Кто я - пифия, ведьма, сноха?
Или я "друшлянула" слегка,
Позабыв о любви, о коварстве...

Нет! Мине не оставят в покое!
Ну и хам. Этот Хортица - хам:
"На Венере седеют меха"?!
Все сильнее слыхать "ха-ха-ха",
Мелиха вытворяет такое!

Приглашали нагадить в бокал...
Можно юбку разгладить пока,
Можно складки разгладить на юбке.
Не поправить запущенный бок.
Оплывают как свечи бока.
Что ни пуговица, то - упрек,
Возраст - трудно прожить без наебки.

Почерствели подушка, матрас,
Неприятно прощупывать ребра.
Неохотно выходит на связь
Призрак Гаги, которую ёб раб.

Даже юбка моложе меня,
А клеенка приятнее кожи.
Даже валенки, боже мой, боже!

Как страну, потерявшую шик,
Расстегнувшую гульфик державу,
Гагу бросили - повар, денщик,
Только стрелки скользят моложаво,
Грациозно струится песок,
И ласкается мультголосок -
Жук зовет на прощальный вальсок
Бородавчату жабу.

12 октября 2006

 
Отступница

Мельдзихову - отцу троих,
Дуде - отцу одного.

Бухнуть бы, послушать пластинку б,
Чужой опьяниться б весной.
Но ластится дымчатый инкуб,
Слепец-головастик не мой.

Убила "еврея" во чреве
Сиона заблудшая дочь,
Пустая коляска, обрыв, и
Бездонная темная ночь.

Теперь он ее посещает,
Грозит погремушкой: Смотри!
И ртом бессловесным пускает
Чернее икры пузыри.

А "мама" красуется гордо.
Взлезает, читает стихи.
Но тянется шлейф от аборта -
Погромной удав требухи.

А "мама" в нацизме по уши,
Готическом лапсердаке.
Когда-нибудь "маму" задушит
Дитя с погремушкой в руке.

Прикончит тебя одной левой
Личинка немой темноты.
Гуляй же пока королевой,
Цепляй говняные кресты.

Сисяры, страшнее холстины,
Скует ледяной силикон.
Отведала вдоволь свинины,
Адольф приглашал на балкон?

Дитя убиенно пальцами
Исправит "кошерный" закон,
Его ведь тащили щипцами.
И так же младенец силен.

Десертная выступит рвота,
Возникнет потец на челе.
И в шапочке явится кто-то,
Заменит готически боты,
Привычной займется работой -
Разложит тебя на столе.

Смотает готически тряпки,
Со свастикой цацки - в пенал.
Появятся белые тапки -
Арийского блефа финал.

Лежи на доске, как помада
На больше не нужной губе.
Тобой займутся, кто надо,
И сиси откусят тебе.

8 сентября 2006

 
Вердикт

Здравствуй... море - акулья уха. (Н.Гумилев)

Феликс Эдмундович, вы не получите ухи! (А.Каплер)

Проморгала, прощелкала -
Все хизболла да хизболла.
С одним жила, с другим жила.
Башкой трясла, ногами дрыгала.
Родить по-людски не смогла.
Седою сделалась хала
(и слово молвила: отпрыгалась).
Посеребрилась вальгалла,
Не родила? Не родила!
А все туда же - Хизболла.
Банкетный зал - омар, икра,
Водяра плещется - ура!
А тут банкет из тех газет,
Что песенку поют "Вчера".
Позавчерашнее "Вчера" -
Аллах и больше ни...чего.
Была бы хоть фигура "во"!
А то ведь полный "Ивлин Во".
Весь жир впитали буфера.
Для гроба, в общем, ничего.
А ежели перевернуть?
Жирок отхлынет - сядет грудь.
Две ножки циркулем росли.
Чтобы поднявши за халу
И раскрутив как ту юлу
Очерчивать, где соль земли
Проникла в грунт - ссакральный круг.
Не крикнет доченьке: Шалом!
Не спросит сына: Манишма?
Таскает гитлеровский лом,
Мусолит мусульманский хлам,
И недоступна ей хохма.
Лишь интервью с тупым "хохлом".
Жонглируя добром и злом
Гурманствуем, сходя с ума,
Но нет на свете горше зла
Чем вовремя не родила.
Исписывай рулон, рулон,
Ищи средь сошек гитлерей
Из пальца высосанным сном
Подмазав косяки дверей.
А в самом мертвом из морей
Дрейфует ненакрытый стол
Плывет без окон и дверей,
Прохладой тянет от стола:
Не родила? - Не родила!

2 августа 2006

 
Судьба Прозерпины

Думала, лучше бы мне не родится.
Жопочка - так себе. Нечем гордится.
Ножки короткие. Сусличий ростик.
Я по фигуре как курочка "ростикс".

Тут подбегает холуй в Интернете:
Тетенька, квасу! Побольше налейте.
Хлопнул, притопнул, салфеткой утерся.
Вышитый фюрер глазами уперся.
Лоб квасовщицы сверлила мысля -
Все-таки я - уникальная.

Голос готический тихо внушает:
Кто ты? Брунгильда иль тетя Хая?
Это неважно, это вторично.
Важно - чтоб влажно, и цветом корич(нево).

Не волнуйтесь, пархатая горлица.
Вам не долго над мискою горбиться,
Разминая бабусин форшмак.
У любителей всяческих "кроули",
У картавых нацменсонов-"мэнсонов"
Специфический смак.

Была бы только музыка Вивальди,
А уж под музыку вы им навалите
Нордическую халу как.
Здесь уважают гэги гордых Гаг.

2 августа 2006

 
Ноктюрн-2

Откуда я? Какой прошел путь и что за мной
еще во мраке блещет? Сей тАинственный крест...

Батюшков

Я пархатый зловонный бурдюк,
От меня без ума Дэвид Дюк.
Хоровод водят Девять Дюк
Головатых особ рода Бруни
Начертили магический круг
И восторженно капают слюни.

Впечатляется мной ку клус клан
Мой не мой - куча будет наклан:
В тюбетейку, беретку, фуражку...
Разверните, вот эту бумажку:
Что написано там? - Быстро съесть.

Я устала, как смерть на дежурстве,
Желтый льет на звезду абажур свет
И, желтея, кривится звезда.
Ах ты старая рукопись-пися...
Ну, какой вы, фон Какер, тупица.
Там не смерть, а глагол... Ну да, съесть!
То есть как это, Какер, "не буду"?
Я зачем наполняла посуду?!
Ты меня оскорбил - не меню?!
Объявляю, как фюрер, войну!

А задумана я ведь была
Как такой вундеркинд-хезболла,
На чердак накрутила халу
И айда прославлять хезболлу:
Мол, зигхайль, мол, приветик, салям,
Угощайтесь, халяльный салями!

Невдомек вековым тополям
Что делили Оглы со Срулями.
Их беседу, где надо побрив,
Не спустили от срама в архив.

Не пойму, где халяль, где кошер.
Тяжела подторшерная туша.
Отвяжись от меня, старый хер.
Что орешь? Понимаю, что лужа.

Кто сказал, что уходят года?
Годы капают, липнут, воняя.
И брезгливая ведьма-звезда
Все желтеет в окне, не линяя.

В маринаде чужой болтовни,
В бельеце из кудрявой петрушки
Гибнет нимфа ручья Нигуним.
Пожалейте подругу, подружки.

21 июля 2006

 
Пейзаж Чюрлениса

Я "жидовский" пердун с пиздой
Родилася под желтой звездой.
Проливаюся желтой водой.
Ты куды, паренек молодой?
Обожди, я шучу, а ты прочь...
Я вообще-то рейхсфюрера дочь!
Заходи, покажу ордена,
Ледяного подрежу говна.
А покуда какашка растает,
Тебе Гага стихи прочитает.
Опасайся подделок, сынок,
Чтобы ливер не лез между ног.
Соус тоже проверь в аккурат,
И не пей, если мимо ведра.
На такие дела спрос большой -
Разбавляет отцовской мочой.
Паренек, ну куды ж ты, куды?
Тут Пи-Оридж играет, сюды!
Нет, упиздил, собака, сопляк...
Снова Гага сжимает кулак.
В кулаке от очков чьих-то дужка.
Эй, Адольф, угостите подружку!
(к началу. читать без конца)

23 июня 2006

 
Их цикла "Соборы душ людских..."

Я её хорошо знал

Есть у Гаги "орел",
Кто-то вроде "чичирки".
Папа Гаге отвел
Что-то вроде квартирки.

Гаге нужен колдун,
Чтобы выправить карму,
Дабы воля и ум
Как сисяры - попарно.

Гага дует на кал:
Что еще за сигара?
Наколдует кагал
Гепатит для Гейдара.

Дует Гага на ром,
Ром, как море, волнится,
А над ней комаром
Мессершмит матерится.

Гага хочет взлететь.
Колдуны, помогите!
Начинает потеть...
Полетим? ...Как хотите.

Начиталась кума
Про гей-бар "Аненербе"
И лишилась ума.
Сдали, видимо, нервы.

Гага любит поесть,
Но не хочет признаться.
Любит крепко засеть.
Правда, лень подтираться.
Подпустить голубей,
Ой, простите - Валькирий
И утюжить "бродвей",
Шаг освоив тапирий.

А годков, хоть убей,
целых 34.
Гаге - 34...

Гага хочет сплясать
Зажигательный танец.
И по-своему чесать,
Словно тот иностранец.

Ей охота нырнуть,
Глубоко погрузиться.
И в Талмуд заглянуть,
Прочитав - поразиться.

Вместо этого - плов.
Омут вместо купальни.
Да безмозглых "орлов"
Пионерские спальни.

Вместо ребе - киргиз,
Вместо миквы - клоака
На грудях - ну каприз!
Хакенкройц - раскоряка.

Вместо мудрых очей
Лишь скобленые рожи,
Вежливость сволочей
В насекомых прихожих.

- Можно я не сниму?
- Хорошо. Не снимайте.
- Показать поэму?
- Мы видали на сайте.

Навертел Мазл Шлех
Всевозможных отверстий
Злее плотских утех
Лишь желание смерти.

24/IX/06

 
Германия

Есть портрет у нашей дочки...
Гага спит, и видит сон:
Шелестит бумага,
Блеск на вилке - патиссон.
В рамочке - Сермяга.
Скучно ей, не по себе,
Обувает краги.
Вот она уже в толпе -
Галифе и флаги.
Всюду карканье ворон,
Усики, мужчины.
Это Кондор - легион,
Крепкие блондины.
Гаге надобно присесть.
Громыхают марши.
Надо аккуратней есть -
Гага стала старше.
Тут ее за руку хвать
Пьяный рак Сермяга:
Прекратить! Тебя ждет мать!
На углу барака.
Мигом выпрямилась Гага,
Вот карикатура!
За стеклом универмага
Фюрера фигура.
Он вот-вот заговорит,
Вывалит ручищу.
К Гаге подбежал денщик:
Дай сапог, почищу!
Та не слышит, замерла,
Вылупила чичи
На Адольфа-кобеля:
Усики, яйчища.
Оцените буфера,
Гитлер бесноватый.
Есть урины два ведра...
Толстый квач из ваты.
Не газует, не пердит
Не журчит поносом.
Всё за фюрером следит -
Гага под гипнозом.
Любовалась до утра
Манекеном дылда.
Это фото - стыд и срам
Для обложки "Бильда".
Мыслит Гага: Очень жаль,
Не снята кинуха.
Сдохла Лени Рифеншталь,
Гнусная старуха.
Но снимать такую муть
И без старой Лени -
Пожевать, лизнуть, нюхнуть
Есть стада оленей.
Их выращивает ВГИК,
Как грибы в уборных.
Разогнать бы в один миг
Нюхачей позорных.

22 мая 2006

 
Соборы душ людских

Соборы душ людских -
В них педерастия гнездится...
А в душных кожаных штанах
Седая Гага молодится.

Нет бы осваивать Танах,
Изведать Миквы глубину,
Гуляет в кожаных штанах -
Блефует, проиграв войну.

Сказали раньше бы "хипня"
Или позднее - "панкота".
Прошляпила тебя родня.
Нет, Гага - ты уже не та.

Обветрился твой желатин
В судке прокатного корсажа
И тяжелей земли могил (тяжеле траурных гардин)
Отчаянного макияжа
Пирожный слой, тревожный грунт
Налет осенний - бабья сажа...

Видать, есть в морге уголок,
Где ждет тебя гример-кондитер?
Глумливый уловив намек,
Бормочет Гага: "У-хо-ди-те".

Уходят: годы, Сатана,
Махнув ладонью допотопной,
И за бесценок - ордена,
А раньше было неудобно.

Перебирай шурупы рун,
Иль удобряй трефною жижей.
Себя увидев поутру,
Бормочет Гага: "Не-на-ви-жу".

19/IX/06

 
На правах рекламы

Ох, и размножаются божие народы,
Не щадя при этом фауну и флору.
Рыбе нету места, птицы исчезают,
Даже насекомые в щели заползают.
Гаге не сидится: обогнув менору
Вылетает, пукнув, ведьма на охоту.

Славный чуб у Гаги - черный, как у мавра.
В объективе - Киев: вот - Подол, вон - Лавра.

В нужную минуту, в нужном Гаге месте
Гагу ждет беседа, как котлета в тесте.
Что с того, что тянет вонью человечьей.
Назовут такое "интересной встречей".

Книги и идеи, мысли и журналы
Сядет и потеет - ей не скинуть штaны.
Нервный собеседник - гложут, как шакалы
Клещи, а он Гаге: "Шаблюки! Жупаны"!

Киевлянин рядовой мыслит деловито:
Насмоктались кофе два варшавских жuда!

Слышно: Свинопасы! Жопка! Коновалец!
Читай: Пидорасы, двадцать первый палец...

Гага аж заегозила: "О! СС-Галычина"!
А давно ли за щекой скользила ветчина?

"Тут до Вас я толковала с хлопцем из Баку,
Он меня приревновал, представьте, к Гитлерку".

Закрывая очи на раптовий сморид
Про Генона дурень з дiвчiной говорить.

Так бы и болтали, попивая кофе,
Славили бы Ницше, порицали "Иоффе"
За одно шукали б, куда б ще подсосаться,
Чтоб в "пассионарных" знову оказаться (подвизаться).
Щоб таке удвох змикитить, дэ б подсуетиться.
Щоб цицькатой з вусами знову засветиться?
Га?!

Тут как ветром сдуло старого ханыгу -
Из усов посыпалось в кофе, на "формику",
На привычную к грязи клубную пiдлогу.
Словно распечатал Чорт бесов "синагогу" -

Дохлые букашки полетели раптом.
То меж ног у Гаги разогрелся "Raptor".

Между бледных кегель
Менструальный хлястик,
Не имел такого Капитан
Фантастик.

Хлястик менструальный
Между бледных кегель...
Лишь мечтать об этом мог
Кто? Да доктор Геббельс!

Гибкая манжета
Между кегель бледных
Не щадит полезных,
Не щадит и вредных.

Вот бы посмеялся
Кроули-Головастик:
Молодчина, Гага!
Ompehda! Bahlasti!

Лунные мотивы.
Кто-то отливает.
Племенем лобковым
Кровь повелевает.

Что там Лейла Халед,
Бабушка Засулич!
Надоумил Бафомет
Вот куда засунуть.

Одолеет рать святую
Долгожданный Бестия,
Если Гага презентует
Оружие возмездия.

Здесь Премудрость, упыри -
Трижды шесть и шесть плюс три
- П-р-о-к-л-Ад-ка. Девять букв -
Девять выстрелов в гробу.
..................................
..................................
Стол накрыть поторопи
Членам ложи Ви Ай Пи.
Денщик, вносите самовар,
И умерщвлен Флериссуар...

Гага подписала на прощанье книгу
Мол, приятно было...Милый казачок,
Казачок знакомый (напугал ханыгу)
Раскормил микробов
Аж до насекомых.
"Я их умертвила,
Вот бы Вас еще".

23/IX/06

 
Смелые люди

Бабушка любил, сосал, воевал, вечно улыбается, как дурачок.
Бабушка многое не застал. Не болеет Бабушка, не травится.
Чего он только не глотал... во Вселенной.
Поднимает Бабушка в воздух кулачок,
Бабушке "порыв" понравился: "Обалденно!"
Это Дина Мартина, Бабушка, пожалуй, не любил,
А вот "порыв" Бабушке понравился,
Как только где "революция" - Бабушка тут же возбуждается.
*
Гага шарила у себя в "джунглях",
Наматывая сырой каракуль на палец.
"Порыв, порыв" - мелькало в Гагиных мыслях,
вокруг Гаги на диване гарцевал пиздострадалец.
Выходит, ей тоже "порыв" понравился
(Чего только Гага только не глотала!)
Рот, похожий на два прижатых друг к другу уха
Бормотал стихи:

Вы, ницшестерки
Московских эволоварен.
Рок'н'ролльчиков штатовских
Комариные сенсорчики.
Завинченные (твари! О, твари!)
В карликовые тисочки
Разговорчиков.
Я вам устрою время года Аушвиц!
Я вам организую Елку у Адольфа!
Это вам не раков наловить
Я - Адольфамм фаталь инфернального гольфа!

Голгофа Евсеевна моя мамка
Стало быть, Евсей - мой дед.
Нюхала, нюхала - не моя пижамка.
Думала, думала - бред, бред.

Приноровилась шкандыбать в таких туфлях.
Бабушка блажная любуется порывом.
Зря я расчесала кожи слой в "джунглях" -
Дело пахнет нарывом.

Дело не в "джунглях". Слово идиотское.
Не доела тарелку. Джунгли - это в лесу.
И тебе, дядя, всюду мерещится скотское.
Я, пожалуй, вернусь. Доедать буду суп.
3 июня 2006

 
Бирюльки для Дудульки

Жил был старый пердун.
Эволу читал
Слушал Death in June
Нюхал Гагу через марлю
Блуд рукой творя.
И еврея Боба Марли
Слушал втихаря.

Все купил ему папаша -
Жинку и диплом,
Хоть и не был он "абраша"
Полысел челом.

Маникюрша тетя Мэра
Планом, не мацой
Угощала пионера
Оттого пердунчик Серый
Мается трясцой.

Чуть приблизится припадок -
Сядет на ведро
И из жинкиных прокладок
Раскидав Таро,
Ну гонять свой недостаток
На "вождя" бедро.

Отправляй детину в Гоа,
Разводил руками поп,
Для заморыша такого
Подавай "барокко-поп".

Разменяв уже с десяток
Липовых "вождей"
Пожелтел сей "недостаток"
С золотых дождей.

Утопил он пару кошек
В мочевом пруду,
Холодильником без ножек
Все урчит пердун.

Попа, Гага, "неоконсы" -
Все теперь не в счет.
Из-под шапочки масонской
На загривок пот течет.

По хребту до самой дупы
Мокрая река.
Баржу с калом хоть одну бы,
А вдоль речки бурлака

Сколько можно, дурачина,
Истерить по пустякам.
Как не стыдно вам, мужчина,
Пристаете к бурлакам.

Ох, искусны на задрочки
Одиночки-бурлаки.
Есть средь них еще сыночки,
Есть глухие старики.

Вот один бурлак личинку
Моисеем в чемодан
По реке пустил, и чинно
Водкой вымочив ширинку,
Вспоминает Магадан.

Даже Игорь стал нервозен
И не знает, как тут быть
У тебя, Ильич, есть Козин!
Его надобно растить.

Не жалей, Дуда,
Геньяльных,
У них есть, кому жалеть.
Их пасет другой начальник,
Кормит их другая снедь.

Мы подскажем вам решенье:
Гениально разложенье
Плюс еще пищеваренье,
Подлый замысел, отмщенье
Плюс его осуществленье,
Клевета, огул, глумленье,
Всех арабов истребленье,
Виски, водка, опьяненье,
Пара киевских котлет,
Черной сажи липкий след,
Где загнулся их поэт.

8 августа 2006

 
Любитель старой Франции

Где какая революция,
- У Бабушки, опа! оживляж.
Ставит Эдит Пиаф -
"Ж'ман фу па маль" -
Мурлычет в такт "Жопу помажь",
От восторга даже заикается.
Тра-та-та-та. Трах-тарарах -
Все это Бабушкины слабости.
Марш! Марш! Бабушка
Под Эдит Пиаф.
Разминай старушечьи какости.
Как только революция,
Он - как молодой.
Талия тоньше, хребет выправляется -
Вот почему Бабушка нежирный такой -
Так никогда и не поправится.

21 июня 2006

 
Линзы

А у мене окуляри чарiвнi...
Малы становятся пинеточки.
Растет нога, меняя вонь.
Надели деточки береточки.
Боишься вони - их не тронь.

Когда пришел черед надеть очки,
Мы все сочувствовали "эдичке".
Потом настало время снять очки,
Мы незаметно стали дядички.

Животик, вылиняли прядички,
Зачем нам было надевать очки?

Постарше особи, те в "фенечках",
А мы, белесые, все "ох" и "ах":
Ах, киберсекс! Ох, киберпанк!
А Возраст тычет вилкой в пах.

Пропали почки и яичники.
Что за душою, то в очешнике.
Грустят вчерашние отличники.
Манят могильные скворечники.

13 июня 2006

 
Приговор привести в исполнение

Он давно уж не выглядит франтом,
Не пытается лебезить.
Эмигранта, щадим эмигранта -
Рыльце в гарлемской спермогрязи.
Знаем лично, зачем-то гордимся,
Вспоминая холуйскую быль.
Проходимца щадим, проходимца -
За кордоном протухшую пыль.
Так и ежился бы, неизвестен,
Это мы растрясли его смрад.
Неуместен он здесь, неуместен -
Содомиты везде нарасхват.
Поразительно жидкая свита,
Уморительно глупый стилист.
Паразита щадим, паразита -
Он, к тому же, собака, вафлист.
Заведут ему сзади пружину -
Заикается, глоткой смердя,
Пожилой, неказистый детина
Манекен из интим-магазина,
Имитатор паяца-вождя.
Стыд и срам - распустили писаку.
Солженицына гаже раз в сто.
Ублажал бы анально макаку,
Ну а нам он, простите, на что?

21 мая 2005

 
Басня №2

Задумались Ворона со Свиньей -
Привиделось такое, б-же мой!
Взопрел пятак и клюв присох с натуги.
Энигмы смысл не прояснит сам Дугин!
Чтобы постичь, нужна ума палата.

Хоть Марабу само вполне пархато,
Оплакивал зачем-то Арафата.
Чем не сюжетец для агитплаката?
Такая извращенная "пьета".
Питурик сморщенный в гробу,
Воздушный поцелуй на лбу
Преступного арабского шкета.

Видать, как Арафат, голубовато
Многоптенцовое тупое Марабу.
Вот и оплакивает пидора в гробу.

Бесстыдство, теребящее бездарность -
Знакома вам такая "солидарность"?
"Зеленое масонство" - Есть такое.
Куда влиятельней масонство голубое.
"Три обезьяны" - их общественна палата.
В ней ты найдешь и марабу и арафата.

Мы скажем "Нет" интернационалу подлецов,
За Мир, свободный и от самок и самцов.
15 апреля 2006

 
Два озорника (Портной и Шахматист)

Нормальный обыватель и урод
Один употребляют кислород.
Но почему-то громче пукает больной,
А не здоровый, тихий и хмельной.

На чей свисток, ради каких целей
Они повыползали из щелей?

Почуяв рево-люционный бум
Из Риги прилетело Марабу.
Тропочет (в маму) стройною ногой,
Летает некошерной пустельгой,
Мозгует местечковою мозгой:
"Мне пригодится недалекий гой".

Старуха-скряга, нет бы в ресторан!
Подсовывает юношам "коран",
Мол, посмотри, сопливец, на Иран!
Зачем тебе "Столичная", икра?
Бери с вороны тамошней пример
И заминируй свой дешевый хер.
Потом корчму еврейскую взорви
И взрывом себе яйца оторви.
Ты их пророку скромно предъяви,
Он улыбнется, скажет: "Се ля ви".

Чтоб не пропал тщеславный старикан
Из рациона вычеркнут стакан.
Покинув стариковскую кровать
Он лезет Шахматисту подпевать.

Тот чавкает актрисьей бороздой,
Она ему суфлирует: "Постой!
Гроссмейстер небакинского Баку,
Дай помаячить пешке-старику"!
У стариков и маяков цейтнот,
А вдруг недомаячит, и умрет?

Очкарик-дед с фигурами знаком,
Он был в Нью-Йорке пешкой, дурачком.
Сосал фигуру черного ферзя,
Хотя по правилам ферзей сосать нельзя!

Старик после актрисьей борозды
Сипит, как будто в кране нет воды.
Когда б оттуда хлынула вода,
Совсем бы завонялась борода.

Когда б Остап вернулся бесподобный,
Он бы гроссмейстера доскою ебнул.

24 февраля 2006

На главную страницу