Из новых стихов (2003-04)

 
Главная     Тексты     Лирика     Фото     Звуки     Гостевая
 

Cемейная хроника 1943 - 2003 (сон)

Не вываливай - всю не съешь ее,
Пирамиду чужих блинов.
Сумма здешняя - сумасшедшая.
Ты не съешь ее все равно.

Сущность соуса - злая, нежная.
Срок на тюбике истек давно.
Капля в капельку бьет прилежно и
Под диктовку, как в домино.

Барабанит безыскусно
Телеграмму. В ней слова два:
"Пусто-пусто" - ragazza justa,
Ragazza justa e tutto qua".

Мыли попу сыну-дауну.
В Мелитополе текло
Воет папа. В тесной сауне
Запотевшее стекло.

Под напева итальянского
Мармеладный поролон,
И суставов хруст фаянсовый -
Папа делает поклон.

А под сальную пульсацию,
Поролонный шоколад,
Дяди дергают, кусаются,
Брызжут идолам в глаза.

Мыли раму под абстракцию,
Придвигая к боксу бокс.
Обгоняя эмиграцию
Брили барышне лобок.

Мыли попу сыну-дауну
Мыли вольво у попа.
В Мелитополе Абрамовна -
Это дочка скорняка.

Кличка Вилли - хаир до яичек
У обладателей подобных кличек.
Вилли пидор - Вилли жлоб
В прошлом - пипл, ныне - поп *.

Радянська Влада не прожорлива -
Есть "облади", есть "облада".
Скорее сдохнет Дженис Джоплин,
Но паразиты - никогда.

Жует все, чем интересуется -
То "баббл-гам", то "чуингам".
В 17 лет легко танцуется
Девичьим выпускным ногам.

Что выросло, легко сбривается,
И не ведется счет годам,
Внезапно лента обрывается...
Сказал отдам - значит отдам.

И ночь и видимый отрезок моря
С мерцающей голубизной...

Засаленней тряпичных кукол,
Лучше ли хуже - разговор иной.
Имела каждая мохнатый угол -
Единственный единый проездной.

И ночь и видимый отрезок моря
С мерцающей голубизной...
Кто слеп, иль мертв - тот ведает иначе,
Чем это видится живым и зрячим.

А "пусто-пусто"? Близнецы Энтрамби
Растаяли поллитрой на заре.
Распитой при невыключенной лампе.
Скрипят фаянсово, если гулять по дамбе
Плафоны ослепленных фонарей.
И зуммер электронного сверчка
Сигналит: Нету дочки скорняка.

И ночь и видимый отрезок моря
С мерцающей голубизной...
Кто слеп иль мертв - тот ведает иначе,
Чем это видится живым и зрячим.

7.I.04

* Прототип героя - олдовый пипл-хиппи "Ильич" из Казани, с хаером, заправлямшимся в трузера, а ныне - монастырский поп из Ярослявля (прим. Лаптикова).

Рыбак на озере мрака
(вступление ко всему собранию стихов)

Трюфели роет в саду у Аллаха
Времени символ - слепая свинья.
Умерли Масочник, Импульс, Сермяга.
На озере мрака
Остался лишь я.

С этих камней от лох-несского мага
Больше никто не придет поудить
Зельц на промасленной скорбью бумаге
Словно Петроний, решивший:
Пора уходить.

Воды залива - зеркало в доме вампира.
В них отражается только невидимый страх,
Алое блюдо закатного пира
Хладным огнем возжигает
Бережно собранный прах.

Шествие ивовых манекенов -
Вечная бледность вместо румянца исхлестанных щек.
Без погребения, грусти и тлена,
Хоронят надежду вновь пережить
Испытанный шок.

От "Поплавка" голос Фрэда Бонгусто
Ветер доносит, листья жуя.
Времени образ - то бюсто, то пусто.
Остались лишь фильтры в помаде
И я...

Что это, что... Миражи того света
В озере мрака словила рука.
Нету - ни ветра, ни листьев, ни Фрэда
Ни дамских окурков, ни "Поплавка".

За танцплощадкою облако дыма
Тлеет невидимое - не горит.
Какое значение имеет
Что Импульс - кремирован, а Саня зарыт?

Осень, 2003

Гага тронулась

В субботу, не зная того сама,
Гага кума
Сошла с ума.
Коты обула, железный крест,
И наша дура попиздовала
Себе на съезд.
А там коблы, а там подростки
И даже Дуче, почти Адольф.
Сосут пивцо, смалят папироски,
Кто с крестиком, кто с бородой.
Зачем-то Гага в готических ботах -
Даже в уборну ходит в них.
Смотрит строго, как на синагогу
СС-рейхсканцлер Гимлeр Генрuх.
О фигуре забота.
Она - женщина. Довольно возни.
Гага - дама. Живет, флиртует.
Смахнет бумагой. А с мылом - лень.
Под лапсердaком, с фашистским знаком
Всегда при Гаге холуй-олень.
Дама-Гага и в ус не дует,
А ус торчит, словно из метле.
И вот в субботу знакомые боты
Затупотили по ступеням.
Кума достала кота... Ой, что ты!
Не из сумы... какие шпроты?!
Откуда льется по этим дням!!!
Гага и Кошка, это не "Игорь и Белка".
Дегенерации дернулась стрелка.
Хвост шевелuтся из срама.
Расселась Кума - стыда нет ни грамма.
Партия замерла. Дуче не верит очам.
Кот задыхается - видно поперла моча.
Вот это самореклама, я понимаю.
Внимание, молвит Кума, вынимаю!
У дохлой зверушки Адольфа башка.
Родила консервацию Гага.
Я снесла вам яичко. Родила божка!
Далее - пресс-конференция на фоне флага.
Кто вывез Бормана в Аргентину?
Кто Гаге сунул туда кота?
Стоят эсэсовцы, как сардины,
В Валгалле дикая духота.
Петрушка Дуче спешит с ответом,
Он - теоретик, ему решать:
"Валькирия пришла с приветом,
Ее должны мы поддержать!"
И все полезли, куда попало,
Ринулись шарить в дуплe-паху,
Рука в повязке грушу сжимала,
Пульверизатор, разную чепуху.
Но тут от обиды, как топнет Гага:
"Меня не понял ты, микроб!
Зачем оттуда кот выскака...
Чтоб было ясно: вагина - [это] гроб.
Какой ты к черту Орел Вожатый?
Ты крот-питурик, совсем ослеп,
Забыл, что в жопе твоей поджатой
Тоже ведь смерть арендует склеп!?"
Но помирились кикиморы рейха,
И начали новым запыживать зад,
Кто-то принес от себя канарейку,
Кто-то от мага "Весна" батарейки,
Кто-то грузинскую куклу Звиад.

7.I.04

Inauguration of pleasuredome

Гага возражает
Протяжно, утробно.
Что возмутило картофель в корсете?
Графская фраза (во сне не приснится):
"Фельдман - это звучит бесподобно".
Сказано было галантно, беззлобно.
Гаги сердито бочина лоснится.
Сухо постукивают левые стразы,
Словно не женщина Гага, а люстра.
Пo три кило, даже может быть с гаком,
Кyльти потянут гагина бюста.
Желеподобно дрожат сардели.
Что-то не так в ее туалете
Явно. Наколбасничала.
А Сермяга две недели уже не берет.
Не подходит. Тут много варьянтов.
Странно. Может быть, кто-то еще из-под ванны
Вылез, и Сашу, давно уже дядю,
Свезли на Седова, 6-а. В больницу.
Туда теперь надо со своею зажаркой.
Помню, Сермяге стукнуло 30,
Тоже в больнице. Пришли поздравлять.
Неудобно. "Аничка Фельдман - звучит бесподобно.
Что не наденет - оголена".
Гаге советует детский Адольф: Ну-ка
Скажи во весь голос: "Поджарая блядь".
Гага настолько возмущена,
Что переспрашивает: Что мне, мой фюрер,
Сказать? - Поздно. Адольф снова
Дриснул под ванну. Там его келья.
Ненависть пучит гагины бельма,
Губы кусают ярлык "Третий сорт".
А беззаботная Аничка Фельдман
Руководит - нарезается торт.
К фюреру кыш! У него новоселье.
Гага сутулится, злая, как черт.

Bonne anniversaire

Никто не смотрит
Потому, что там темно
И сыро, сколько не смали.
No smoking!
Не смыкая ног
Пугает Гага соль земли.
Не смыкайте,
Вам говорят, венок.
Э, не поднимай. Быстро
В урну. Какая закладка?!
Прокладка!!!
Гага варавит, взопрев:
- Сбегай, сынок. Я ведь
Взаправду, Вам говорят,
Та самая Гага, что с печенью,
С рисом, с железною кАкой
На шее. Вы думали, кто я?
Фея Фурункул? Волшебница
Гноя? Нет, я в "Романе с Ефимом".
Мне, что, показать вам трофеи?..
Блюдо бурлит подо мною
Меж согнутых кегель...

Хозяйка кривого ротяки
Писает криво. Что там, то и тут.

В стол упираюсь обеими бляделоктями.
Волосы вешаю пo обе стороны блядепробора
Мазью нездешнею
Вымажу даже нацбола.
Спрячь за папахой вождя -
Утащу под папахой.
Я продавец золотого
Дождя. Непутевая Гага.

От тиража кое-что на вировке
В кладовке. Были в Берлине - одни там
Чеченки, жидовки.
Быстро экран и проектор -
Гордая я.
Жаль, правда, эта и эта
Нетвердая.
Рекомендую полoжить туда
Гиперборейского льда.
А как растает? Не, не растает.
Немного подмочит.

Замерли кролики -
Гага читает. Рухнули кролики -
Гага хохочет.
Снимает тщеславия сливки,
А третья сисяра растет на загривке.

Горбика рвотное Гага совсем не скрывает,
Гордая тем, что загривок у ней нарывает.
Вмятина в гагином тюфяке точна по размеру.
Словно беременность выперла сзади.
- Избушка! Избушка! - Флиртуют солидные дяди -
Вас подвезти (подмести)?
- Тогда под готическую фанеру
Медленно. Я не так глупа...

Поворачивается Гага-мегера.
Гага-шарага.
Гага-изба.

9.II.04

Генералу, сказавшему правду

Засадила Ева Браун дуру в глотку мертвецу...
Историческая справка:
Зарифуфель Гольден Даун
Подсосался к Сашкецу
Наподобие пиявки -
В плавки, в яица пловцу,
Или к паре дачных туфель,
Хруст хозяйского хряща.
Насадил на палец трюфель
По-казански лопоча.
А на нижнюю ладонь
Скупо капала моча.
И поскрипывая сухо
Тазобедренный балык
Навевает Сашке в ухо
Вонь
И песенку "Яшлик".
Как от бабушкиных тапок,
Что давно стоят пусты,
Так от евразийских папок
Прёт прогорклость срамоты.
По обычаю масонскому
Закачались фонари
Был бы жив... (Как у Высоцкого)
Он бы рявкнул: Подотри!
И свинцовою тряпицею,
На манер дурной сопли,
Стер бы пидора с педрицею
С натерпевшейся земли.

9.II.04

На главную страницу