Из цикла "Любовь этого лета"

 
Главная     Тексты     Лирика     Фото     Звуки     Гостевая
 

 
Гробовой размер

Алине

Двенадцать раз нечистое дитя
Ты очаровываешь маршалов шутя,
Питурики тебя пускают в хату
И русские фашисты: "тя-тя-тя" -
Все без ума от "свастик и солдатов"
Недаром белокурой ватой
В народе затыкают врата Ада.
Но за двенадцатью тринадцатый грядет
Он "блядебога" в бараний рог согнет
И поспешат курортные людишки
В газовых камер душные подмышки.
И воздудит Маньяк бараньим рогом
Над согнутым в баранку демагогом.
Писака дюжинный простужено орет:
"Как так, режим его за жопу не берет?!
Россия - попочка! Страна свиней - очко!
Все остальное - ко-ко-ко да ко-ко-ко!"
Срамная муха платит деньги Белям
И это лестно Дуче-пустомеле.
Застыв в эрекции-параличе
Порою Дуче, а порою - Че
Порою Мисима, порой Мисима.
Куда не плюнет все выходит мимо.
Кричали раньше "Синагога Сатаны!"
Нет - это твое черные штаны.
Брючата жуткие на вид, я вам скажу,
Себе такие непременно закажу.
Ведь кожаных порток губительный угар
Отравит церковь и мечеть
Платком зажать пятак мне бы успеть!
Сина-гога -
еще не финиш не вершина
египетских и нюренбергских кар.
Дымится ядовитая штанина
Это -
удушье Иеговы Магомета...
кривится спруторот, Алина
молвит: Спятил, графоман?
Но жизнь еще допишет наш роман...
Чернилами каховского раввина, а пока -
Ведь среди смертных нет храбрей вафлиста
Чем возомнившая себя удавом глиста.
Легко сосать, потом писать что дядю Сэма укусил
...имеет уникальный опыт.
И не такому верят на Руси
По-стариковски боязно признать
Что за двенадцатью тринадцатый грядет,
Он всем вождям натянет глаз на жопу.
Он увеличит челюсти и знак.
Тебя возвысит, каждый твой башмак
Пусть будет по размеру равен гробу.

 
Хроника текущих событий

Частично Сруль
провел июль
у моря.
Сруль Ариософа турнул:
Бамбино, сорри.
А старика хотят судить -
Старик в восторге.
Ведь любят старики чудить
И молодиться и удить
В сопливой норке.

Итак езда, езда на юг
Песок горяч
Словно утюг.
Моченый мяч
Привычный к зною,
Перед и зад
Пускает яд
Струей сквозною.

Шагает Сруль
Ни дать ни взять -
Адольф на съезде,
Блестит каракулево прядь
В переднем месте.
И крест железный на-на-на
срулиной шее -
Словно ужасная блесна
Ловить евреев.

Шагает Сруль
В морской прибой -
Медузы в шоке.
Ты думал, юноша рябой
Что подешевке
Уступит Сруль
Копченый куль,
Мол, угощайся.
Ты попадешь залупой в нуль,
Нэ обольщайся.

Звонок звенит.
Мне Сруль звонит
Минуя Харьков,
Давно не мыт, но деловит:
"Здорово, Гарька.
Как там у вас?
Что пидорас?
Ждет приговора?"
И смахивает потный квас
Со лба с пробора...

Обиды я не затаил
Вот, Сруль, умора!
Отметить Харьков не забыл...
Вместо Запора.

 
Утешение

My little Гнидлер
Сгоняй в общепитлер
Раскрой портфельку
И спизди тефтельку
Аккуратно оближи
И в постельку положи
Думай будто это я
Остывшая валькирия...

 
Осенний Монолог Прекрасной Дамы

Не спасает сочная помада,
Словно штормовой закат, зачем везла?
А из зада, словно интифада
Знай летят метеориты зла.
Почему-то словно от
мощей
Начали шарахаться ребята,
Разве мало ем я овощей?..
Все это приметы грозной старости
Подступают волосы к локтям.
Искривленный ноготь перестал расти
Пролегли морщины тут и там.
Их теперь не называю складками,
Выбирая худшее из зол,
Капли пота, что казались сладкими.
Так себе, подумаешь, рассол...
Хортица звонит и в душу лазает
Слизистую латексом дерет.
Ариософ тушу салом мазает
Тоже мне чистильщик, идиот...
То "Адольф воскресе", то погром,
Детский Гитлер серет за бедром.
Пополняя свой архив
Ариософ ловит запахи
И гремит "помоечным" ведром.

На главную страницу