Осторожно - Бабушка!

 
Главная     Тексты     Лирика     Фото     Звуки     Гостевая
 

Ученый муж Авдей Соленый...
(Николай Энтелис)

 
На подмогу прибалтам и РУХу,
Бушевавшим, как свиньи в хлеву,
Привезли из Европы Старуху.
Не куды-нибудь, прямо в Москву!

Слабо хохлится седенький чубчик,
Чемоданчик, гантели, пенсне.
Озирается Бабка: "Голубчик,
Неужель это все не во сне?"

Потирая мохнатые лапки,
Лет без малого двадцать тому,
Улетал перепуганный Бабка
Заграницу, как "бабки" в Крыму.

Там, в бульоне нью-йоркского гетто
Проварили как след петушка.
Отряхнув, завернули в газету,
И убрали в кладовку - пока.

Чем Россия его так пугает?
Разве тесен Советский Союз?
Знай в ответ Старушенция лает:
"Я поэт, гений я, я боюсь!"

Тунеядца (в Москве проживает)
Раздражает обычный народ.
То рыдает поэт, то рыгает,
Вены режет в подъезде, урод.

Разве выпить-поесть было мало?
Мы при Брежневе жили в раю.
Но Старуху кривило-ломало:
"Здесь не ценят поэзию!"

Ведь любителям содомии,
Тем, кто лижет собачью звезду,
Кто б ни царствовал в нашей России,
Все живется как будто в аду.

* * *

Приглашает налево-направо
Старушенцию гомобратва,
В телевизоре Бабка плюгаво,
Несолидно смотрелась сперва.

Неслучайный вопрос задает ей,
Неслучайный услышит ответ:
"Расскажи, заграничная тётя,
Если к власти таки вы придете,
Гомосеков вы всех перебьете?.."
Тётя выдавил сиплое "н-нет!"

Был ответом ревущий гармидер
На посул очкаря-дидуся.
Гомокозырев в ельцинском МИДе
Шевелил головенкой, сося.

Речь толкнув по масонской бумажке,
Исчезает в авто, не в метро.
Неизменная "Тетя Паша"
Подотрет, чем нагадил герой.

Пусть клюет недалекая рыбка
На муляж червячка-бунтаря,
Рыбоводы с масонской улыбкой
Не варганят кумиров зазря.

Вот по зову масонского рога
Собралися на гомомайдан
Инвалиды "российского рока" и
Японская полумадам.

Ковыляют герои резерва -
Чем богаты, понятно, не "Че".
Среди них лупоглазая стерва,
Между ляжек - бадейка с борщом.

То не призрак бредет по Европе
Березовского чеком в зубах.
Это бродят в старушечьей жопе -
Жажда пакостить, зависть, и страх.

Лучший друг басмачей и дашнаков,
Подпевала зиновьевских цып,
Твой мотивчик везде одинаков:
"Молодцы, пачкуны, молодцы!"

Лишь в мозгах сифилитика-гада,
Что любым поражениям рад,
Слово, полное фальши и смрада,
Как посев стариковского зада -
"Гауляйтер", ебать его в зад!

Даже там, где Гестапо не пахло,
Даже фрицы куда не дошли
"Гауляйтеры" бегают нагло -
Гонорея Российской земли.

"Я бывалый, - сипит. - Я бывалый"!
Ну, а если припомнить очко?
Нам про это расскажут немало.
Кто? Могутин хотя бы с Рабко.

Их не льготы волнуют, не льготы,
Не Чечня, не Курилы, не "Курск".
Поперек их минетному горлу
Возрождения имперского курс.

Зреет плод. Возвращается зрение
Ясен воздух морозной зимы.
И прозрение через презренье
Отрезвляет сердца и умы.

Не поставили вовремя к стенке
Тунеядцев, богему, стиляг.
Произносит "Подайте Савенко"!
Злой Сатурн - оскопитель собак.

Тут железная надобна швабра,
И стальная, как прежде, метла.
Пусть куражится старое "Завтра",
Что с Курилами перемудрили.
Острова разве только Курилы?
Весь вернуть пора
Архипелаг.
Только так. Только так. Только так
Будет выдавлен внутренний враг.

Панихида изношенных выдр.
Отскрипел свое старый протез.
Революция кончена, пидор.
Убирайся, откуда "прилез".

19.12.2004

На главную страницу